Экстремальный горный велосипед




Скоро

Нет событий в ближайшие 30 дней
все соревнования ›

Реклама










Новости

Mike Hopkins. Интервью с прорайдером

13.12.2013 тема: горный велосипед

Майк Хопкинс (Mike Hopkins) и прорайдер Norco Factory Team Сара Лейшмен (Sarah Leishman) недавно отправились в Израиль в составе международной делегации журналистов с очень важной миссией — исследованием этой части света как интересного предложения для маунтибайкеров.
***
Придя в себя от впечатлений, произведенных этим летающим демоном на Red Bull Rampage, мы догнали Майка на трейлах недалеко от Эйлата (город на юге Израиля, расположенный на побережье Красного моря). Расположившись прямо посреди пустыни, мы воспользовались возможностью задать ему несколько вопросов.



Кто такой Майк Хопкинс?
Я — профессиональный фрирайдер из города Россленд, расположенного в самом сердце Британской Колумбии (Канада). Я трачу свое время, путешествуя по миру, снимая фильмы и редакционный материал. Также я много катаюсь на велосипеде, но участвую в соревнованиях лишь раз в году, в одном единственном контесте, который называется Red Bull Rampage.



Когда ты впервые катался в «больших горах»?
Мне, наверное, было лет 13 или около этого. Я и толпа моих приятелей, впечатленных фильмом Kranked 1, захотели покататься в заброшенном угольном карьере в Россленде. Мы и раньше там катались, но больше по грунтовым дорогам, расположенным по его периметру. Теперь же мы раскатывали придуманные нами «срезки». Сейчас я бы там просто дропал, а не съезжал, тогда было время тормозов ви-брейк и другого допотопного железа… Нам казалось что это — круто, но мы и понятия не имели, что и как надо делать. Иногда всё это заканчивалось довольно жестко, но навыки, добытые в том карьере, приходили нам довольно быстро.

Можешь ли сказать точно, что такое современный фрирайд в маунтинбайке?
Фрирайд, на самом деле, — это куча разных вещей, собранных вместе. Каждая из них развивалась сама по себе и сама по себе, отдельно, на фрирайд не похожа. Как, например, есть слоупстайл, а есть съезжалки в больших горах. Соединение их приводит к вершине фрирайда, к Red Bull Rampage. Но на таком, высшем уровне это стало почти спортом, так как есть очень немного парней, которые могут хорошо делать и то и другое, при этом оставаясь живыми и продолжая совершенствоваться. Поэтому многие зацикливаются только на одном виде, тогда как фрирайд – не только симбиоз многих составляющих, но ещё и его творческий аспект, позволяющий показать окружающим, что такое настоящий маунтинбайкинг.
Фрирайдом, в общем, можно назвать любое катание на велосипеде, если оно разнообразно. Большинство считают фрирайд чем-то великим и запредельным, но вы не обязаны делать бэкфлип с 50-футовым пролетом, чтобы называться фрирайдером. Сломайте этот стереотип, фрирайдеры — это вы и ваши приятели, катающиеся по трейлам, прыгающие, дропающие или просто делающие на велосипеде что-то творчески необычное.



Почему ты ездишь на Red Bull Rampage?
Когда-то в прошлом я участвовал в слоупстайле, но, собственно, сами соревнования меня никогда не привлекали. В катании мне всегда была интересна его творческая составляющая как, например, в фотографиях или фильмах. Мне нравится мысль самостоятельного строительства трассы, которую ты хочешь проехать и демонстрации людям перспектив такого катания, в противоположность прыжков по уже проложенному и вылизанному курсу, который может тебе подойти, а может и не подойти. И, учитывая то, что соревнования — это всё-таки не моё, я просто всегда хотел показать людям то катание, которое у меня в голове. Поэтому на Red Bull Rampage я хорошо провожу время, делая лишь то, что я считаю правильным.
Рампаж для меня — смешанное событие, и иногда я здесь больше снимаю видео, чем сам катаюсь и конкурирую с другими райдерами. Для меня этот контест — огромная сессия с приятелями, чем соревнования, где есть старт и финиш, хотя видно, как в своих попытках все участники, прямо как на настоящих соревнованиях, стараются победить. И всё равно, этот контест совсем не похож на все остальные, здесь каждый участник строит свою собственную трассу, хотя потом всё сводится к определению того, кто сделает на ней самый красивый и сложный трюк. Это – соревнование, да, но Red Bull Rampage позволяет каждому участнику продемонстрировать своё собственное видение маунтинбайкинга. У Рампаж есть старт, есть финиш, но между ними – один сплошной фан!



Как трудно было вернуться к тому прыжку, который ты не приземлил в 2012?
Ну, сначала я не планировал опять прыгать его. Но когда я приехал, я смотрел на него и думал, что просто не могу не сделать этого. Я немного подправил вылет, сделал несколько заходов на него и прыгнул. Приземлив, я подумал, что не такой уж это и грандиозный пролет.

В прошлом году, на Red Bull Rampage 2012 Майк Хопкинс построил запредельную, по оценке других участников контеста, трассу и квалифицировался, однако в своей финальной попытке жестко убрался, сильно перелетев приземление степдауна с 68-футовым (более 20 метров) пролётом. Счастливчик, он поднялся и ушел с поля битвы самостоятельно, оставив дело не законченным до следующего года.
Вернувшись в 2013, Хопкинс, с учетом прошлогодней практики, подкорректировал вылет этого степдауна и приземлил его! Посмотрите, как это было…

www.redbull.com/en/bike/stories/1331615389536/rampage-2013-mike-hopkins-redemption


Не становится ли Rampage слишком опасным?
Я не сказал бы, что слишком, но, определенно, всё к этому идет. В этом году люди начали особенно это понимать. Когда какой-то парень падает, ломается и лежит на носилках, поддержка толпы мало что значит, он просто доставляется вертолетом в больницу. Сломанные кости, многочисленные сотрясения предопределены, даже когда вы вполне осознаете то, что может произойти. Никто не хочет думать об этом, но уже есть несколько трагических случаев, находящихся на пороге «ну-на-этом-всё-и-закончилось», не правда ли?

Должен ли Rampage, по твоему мнению, сменить локацию? Должен ли он сменить формат? Нужно ли ему упрощение? Вернуться назад, к строительству и катанию по сложным траекториям, но без огромных построек?
Это правильно, но в то же время ведь никто не выталкивает нас из стартовых ворот Rampage и не принуждает нас лезть на верхушку Oakley Sender. Мы сами все хотим этого, но есть один способ сделать контест более безопасным. Никто не сможет выйти в финал, проходя свою трассу в первый раз, но если это происходит – это залог несчастья. Именно тогда люди могут получить травмы, а их карьера — закончиться. Мы слишком много времени и сил вкладываем в постройку элементов своих траекторий и их связок, тогда как нужно больше практики, и поэтому время на тренировки, определенно, должно быть добавлено. Это — страховка от несчастных случаев. Три дня, выданных на строительство трасс и тренировки — недостаточно, это помещает и контест, и райдеров в зону большого риска. Да, мы хотим быть наверху горы, на старте, и мы хотим сделать хорошее шоу, но нынешние правила загоняют нас в очень некомфортные условия, потому что мы строим чрезвычайно опасные трассы и имеем на них недостаточное количество практики.



Как тебе идея организации фрирайдного МТБ-тура, подобного горнолыжному, в пяти разных местах?
Это уже обсуждалось, но по различным причинам такой тур не может произойти. Я думаю, что он мог бы случиться, и это было бы классно, но это наверняка невозможно для большинства райдеров.

Можно ли сравнить катание на Rampage с нашим, «нормальных» райдеров, катанием? Можешь ли ты сказать нам что-то такое, чтобы помочь нам приобщиться к нему?
Мы приезжаем на Rampage не для того чтобы соревноваться друг с другом или популяризировать наш спорт, мы приезжаем, чтобы раздвинуть наши собственные границы катания (однако, если это и есть продвижение спорта – это тоже круто). Нас часто спрашивают: на что это похоже и с чем это можно сравнить. Ответ — это не может быть сравнимо больше ни с чем. В то же время мы все, как и обычные люди, в конце концов, хотим вернуться домой не только отодвинувшие свои пределы (за это нам респект), но и здоровые, и для любого из нас это — очень личное… У каждого человека есть свой предел и, если вы выкатываетесь на велосипеде из дома и обнаружив его, отодвигаете — это в конечном счете и есть то, что нас объединяет. И вы ведь делаете это для себя, а иначе, зачем вам всё это?



Трюки или випы?
Вииииипы!!!



Самая крутая горка, с которой ты съехал?
Как то я оказался в Bralorne (старый золотодобывающий карьер, в 60 милях от Lillooet, Британская Колумбия, Канада) и съехал по его склону. Как показали мои часы, это было приблизительно 2700 футов (823 метра) сброса вниз по вертикали и я нёсся вниз со скоростью 65км/час. Снятое тогда видео получилось отличным, похоже, что я обгонял вертолет, с которого велась съемка, и я чувствовал себя повелителем мира!

Видео — Исследование склонов Bendor (французский остров, находящийся в Средиземном море)

http://youtu.be/_un0pN6Lblo

Что ты скажешь, если видишь, что по самому крутому склону кто-то ещё едет?
Умм … нуу, а-ах… хммм. (молчание Майка иногда произносит тысячу слов!)

В последнее время ты побывал в некоторых невероятных приключениях, каков их ключевой момент?
Когда я оказываюсь в интересных местах, то это – уже сам по себе ключевой момент. Например, мне как-то посчастливилось съездить в Новую Зеландию, катание там совершенно невероятное. Но мне также нравится пробовать себя и в других вида спорта, например, в подводном плавании или ещё в чем-нибудь. Или сейчас, когда я даю это интервью здесь, в Израиле, я могу сказать, что эта поездка и приобретенный опыт незабываемы. Возможность исследования – вот постоянный ключевой момент каждого моего путешествия!



Скажи нам о Майке Хопкинсе что-то такое, чего никто не знает.
Я испытываю неестественный страх перед кораблекрушениями.

Скажи нам о Джеймсе Доерфлинге (James Doerfling – земляк и друг Майка по катанию) что-то такое, чего никто не знает.
Он спит в ковбойской шляпе.

А что в будущем у Майка Хопкинса?
Некоторое время у меня был «проект мечты». Теперь, наконец, у меня получается его собрать воедино и, похоже, он состоится. Я уже сделал для него несколько съемок, но собираюсь весной кое-что переснять. Это будет материал, совсем непохожий на остальных и довольно скандальный, хотя не волнуйтесь, я в нем тоже попрыгаю! Я также думаю проделать некоторую работу, которая похоронит дебаты относительно самого большого прыжка, когда-либо исполненного. И, кроме всего этого, я просто действительно хочу бродить и исследовать, забраться в глушь, покататься с вулкана в России, и много чего ещё. Я хочу просто заблудиться!



Майк Хопкинс — не только прорайдер, но заядлый фотограф и исследователь, мы будем следить за твоими приключениями!

Читать комментарии (1) Добавить комментарий

Новое видео

Новое фото

Новые статьи

Голосование

Шлем в котором катаешься?

Фулфейс
Котелок
Эндуро/Трейл
Кантрийная корзинка
Аэро/шоссе
Со съемной челюстью
Строительная каска
Несколько шлемов под разное катание
Другой
Бейсболка / кепка / без шлема

Всего голосов: 1583

Результаты ›
Другие опросы ›